Поиск товара:
08.04.2008 Американские внедорожники могли бы подешеветь

Еще в 2007 году стало понятно, что американский авторынок переживает тяжелейший в своей истории кризис. Мало того что три американских гиганта автоиндустрии – General Motors, Ford, Chrysler несут ощутимые убытки, продажи автомобилей притормозили даже у популярных в последнее время японских и корейских марок. В 2007 г. продажи автомобилей в США понизились на 3% по сравнению с 2006 г. и составили “всего” 16 млн 140 тыс. единиц, что стало самым низким показателем с 1998 г. При этом Ford был смещен японской Toyota со второй позиции по объему продаж автомобилей в США, которую компания занимала на протяжении 75 лет.

В целом доля американских автопроизводителей составляет всего 48%, тогда как еще в прошлом году было 53%. Уже в марте 2008 года в США было продано “всего” 1,36 млн автомобилей, что на 12% меньше, чем в прошлом году. Неудачные результаты американского автопрома связаны как с макроэкономическими факторами (кредитный кризис в США), так и с внутренними проблемами отрасли: американские автопроизводители ведут борьбу с крупными издержками, которые уже не позволяют им вровень конкурировать с японскими автоконцернами.

Американский авторынок традиционно привлекал внимание россиян благодаря своему богатому модельному ряду. Главным достоинством Америки остается огромный выбор разнообразных внедорожников и спортивных автомобилей, то есть как раз тех моделей, которых на российском авторынке не хватает. В сложившейся обстановке появляется шанс “перебросить” часть поставок тяжелых внедорожников, которые американцам становятся не по карману, в Россию, где они, безусловно, при соответствующей сертификации и адаптации, стали бы очень востребованы. Речь идет о целом ряде интересных моделей, например: Toyota Sequoia, Toyota 4Runner, Toyota Highlander, Toyota Tundra, Chevrolet Equinox, Chevrolet Suburban, Chevrolet Tahoe, Ford Explorer, Ford Expedition, Dodge Durango, Dodge Ram, Chrysler Aspen, Chrysler Pacifica, Jeep Grand Cherokee, Mazda CX-9 и многие другие.

Российские представительства иностранных автокомпаний, к сожалению, на корню пресекли идею перепланирования поставок. “В Россию мы поставляем исключительно модели европейской спецификации, которая отличается от американской. Поэтому импорт автомобилей Chrysler, Jeep, Dodge, не предназначенных для нашего рынка, не планируется”, – сказали в представительстве Chrysler. В GM заявили, что, касательно внедорожников, им вполне хватает российского портфолио сертифицированных автомобилей (Cadillac, Hummer, TrailBlazer), и если каких-то из них станет не хватать, всегда можно будет получить “столько, сколько необходимо”.

В Nissan также сообщили, что не собираются ради “горячего” российского авторынка жертвовать американскими объемами. “Модели, предназначенные для американского рынка, не соответствуют требованиям российской сертификации, – сказала PR-директор Nissan Татьяна Натарова. – Для продажи таких автомобилей в России требуется их соответствующая переделка. Это должно быть оправданно с точки зрения потребностей российских покупателей и объемов продаж”.

У Hyundai, например, на рынке Америки присутствует огромный Нyundai Veracruz, и, возможно, корейские внедорожники смогли бы оказаться полезными и в России. “Автомобили Hyundai в настоящее время ввозятся в Россию только из двух стран – из Кореи и Турции. Поставок из Америки никогда не было и не планируется, – заявила меж тем PR-директор Hyundai Юлия Тихонравова. – Мы заинтересованы в увеличении поставок автомобиля Elantra, – продолжает менеджер. – И, к примеру, если бы поставки Elantra из Кореи в США по каким-либо причинам были сокращены, то мы могли бы ожидать увеличения поставок этого автомобиля в Россию. Но пока никаких разговоров о таком варианте развития событий не идет”.

“Невозможно просто так “перебросить” автомобили с рынка на рынок – в силу различия требований к сертификации на локальных рынках и опционных пакетов, предоставляемых локально, – подводит итог PR-директор Mazda Маша Магуайр. – Подобные “перебрасывания”, даже если бы они происходили, требовали бы гораздо более тщательного планирования, которое возможно в рамках одного года”.

Елена Костякова